e-lek
[Top] [All Lists]

[e-lek] Pharmageddon?

Фармагеддон?

Перевод из E-drug: Pharmageddon?

[Перевод: Бурашникова Ирина Сергеевна, клинический фармаколог отдела
мониторинга качества и безопасности лекарственной терапии МЗ Республики 
Татарстан, 
аспирант кафедры клинической фармакологии и фармакотерапии Казанской ГМА]


Фармагеддон определяется как "картина мира, в котором лекарства и медицина 
вызывают скорее нездоровье, чем здоровье, а медицинский прогресс оказывает 
скорее вред, чем пользу". Мыi видим необходимость в том, чтобы исследовать и 
изучить этот риск и определить факторы и отличительные особенности этого 
явления.
Фармагеддон включает в себя аргументы Ивана Иллиха (Ivan Illich), но 
расширяет выбранный им фокус. Он предупреждал об опасности медикализации, 
всеобщей потере гуманности и вредоносном эффекте профессиональных 
вмешательств: "медицинские устои стали основной угрозой для здоровья ". 
Помимо прямого повреждающего действия лекарств (клинический ятрогенез), он 
касается также болезнетворного влияния лекарства на культуру и общество, 
"паралич здорового реагирования на страдания, повреждения и смерть", 
происходящего от "экспроприации здоровья"ii.

Но со того времени, когда Illich писал об этом, изменилась сама медицина - и 
багаж знаний, и их применение - и фарминдустрия стала доминировать в 
медицинских учреждениях, правящих кругах (истаблишмэнте), в сути и характере 
изучения лекарств, их регулирования, назначений, доступности и 
потребленияiii,iv,v,vi.

Ценности рынка оказывают все большее влияние. В настоящее время лидирующие 
компании, 'Фарма', имеют мощное влияние на стиль жизни, благополучие и 
исходы здоровья. Их интересы и вложения имеют основное воздействие на тип и 
доступность лекарственной терапии, а также на сущность и направления 
изменений в медицине во всем миреvii,viii.

Волна глобализации, захватившая мир с 1990х разместила фарминдустрию там, 
где она находится сейчас. 'Фарма' сейчас сосредоточена в США - представляя 
половину глобального рынкаix - и в особенности отражает ценности здоровья  и 
пути их достижения у американцевx. 'Фарма' также является главным 
инструментом внешней политики США xi, и ее интересы ревностно отстаиваются.

Фармагеддон основывается на сетовании о том, что состояние мирового 
здравоохранения представляет собой колоссальные бессмысленные затраты, 
которые могли бы восполняться лекарствами и медициной путем конструктивного 
напряжения таланта, энергии и обязательств, существующих в медицине. С большой 
вероятностью можно сказать, что этого не происходит, что не является ни 
морально оправданным, ни представляющим заботу о нашем будущем. Это поражение 
климата здоровья и здравоохранения, воздуха в обществе и сердцевины (ядра) 
личного благополучияxii.

Фармагеддон отличается наличием контраста между чрезмерной медикализацией и 
нехваткой лекарств; он также подразумевает сильную причинную связь между 
ними. Нехватка лекарств в бедствующих государствах xiii и их избыточная 
медикализация в богатых странах связаны так же тесно, как ожирение и 
недостаток питания, как две стороны одной монеты.

Активный лекарственный маркетинг и чрезмерное потребление лекарств привело к 
созданию фарминдустрии, способность которой к инновациям и обеспечению нужд 
скомпрометированыxiv, и жизнеспособность которой, кажется, в большей степени 
зависящей от акцентирования преимуществ лекарств и сокрытия очевидности их 
опасности и вредаxv. Вместо прозрачности, фарминдустрия сейчас захватывает в 
свои  руки возможность доставки информации обществу и медицинским работникам 
xvi, наполняя воздух посланиями о приоритетности здоровья, ожиданиях и 
потребностях. Результатом этой западни является лекарственная система, 
которая истощает здоровье наций и поддерживает глобальную потерю здоровья.

Вне основных лекарственных рынков страдает и умирает народ, потому что 
необходимые ему лекарства полностью недоступны из-за торговых соглашений, 
блокирующих доступность, и/или отсутствием необходимых инновацийxvii xviii 
xix. В других местах одержимость лекарственной терапией, соблюдением правил для 
поддержания здоровья и осознание болезни не приносит ничего, кроме желаемых 
эффектов рынкаxx. США служат примером такого поведения: оно 
окружено болезнями изобилия (накопления), наиболее явно ожирением, диабетом и 
другими связанными с ним осложнениями. Но несмотря на, а также, без сомнения, в 
связи со всеми лечебными вмешательствами, среди населения менее одного из 20 
человек стараются поддерживать нормальный вес, соблюдают диету, выполняют 
физическую нагрузку и не курят.xxi xxii.

Исходя из всего этого, понятие Фармагеддона может все еще казаться 
невероятным - таким, каким выглядел риск и угроза изменения климата еще 
несколько лет назад. Это нормально, что отрицается риск, если перспектива 
несчастья и бедности происходят от очень добрых намерений и большого 
таланта, обещания огромных преимуществ, ценных свобод и неисчислимой пользы. 
И потому, что лекарства являются особо ценным товаром, понятие Фармагеддона 
наносит оскорбление имущественным интересам, как личным так и властным.

Можно найти параллели между катастрофами в сфере здравоохранения и в 
окружающей среде. Исходы сравниваются как отношение между путешествием на 
машине и изменением климата: они сложно переплетены, но даже отдаленно не 
соединены на шкале или не укладываются в сознании обычного водителя. Просто 
изменение климата  выглядит непостижимым,  как и исход путешествия, поэтому в 
основном личный опыт применения лекарств решительно противоречит мысли о 
Фармагеддоне.

Продолжение (со ссылками) следует:.. 


<Prev in Thread] Current Thread [Next in Thread>
  • [e-lek] Pharmageddon?, Irene S. Burashnikova <=